В країні проблему економічного зростання хочуть вирішити шляхом зменшення числа тих, хто отримує пенсії. - Віктор Балога Лідер партії "Єдиний Центр"

В країні проблему економічного зростання хочуть вирішити шляхом зменшення числа тих, хто отримує пенсії. - Віктор Балога Лідер партії "Єдиний Центр"

Нам розказують, що підняття пенсійного віку – це така вимога часу і що всі так живуть. От тільки наші сусіди, де рівень життя значно вищий, а середня тривалість життя чоловіка – на 7 років довша, вирішили, що поляки не повинні ходити на роботу, поки не винесуть вперед ногами. На своїй сторінці у Facebook написав лідер партії "Єдиний Центр", народний депутат України Віктор Балога.

Публікаціявсі друкуватиДрукувати

Андрей Ткачев: Из 37 ночей мы толком ни одной не спали.
2014-08-11 13:22:00

Андрей Ткачев: Из 37 ночей мы толком ни одной не спали.

Руководитель общественной организации "ГРОМАДА ХАРЬКОВА", глава секритариата ХОО Единого Центра Андрей Ткачев - человек, который до недавних пор служил в составе Луганского погранотряда в зоне проведения АТО. Теперь он вернулся в родной Харьков и, несмотря на усталость, согласился рассказать нам о тягостях службы, тонкостях военного дела и бессонных солдатских ночах. Все самые горячие новости прямиком из первых огневых рубежей – далее.

Андрей, воевать в зону АТО Вы отправились по собственной инициативе? 


Андрей: Да, это было сугубо добровольное решение. Не знаю, как дальше будет, но на данный момент, все наши ребята едут туда добровольно. Никто никого не заставляет.
Была ли какая-то предварительная подготовка перед службой и сколько она длилась?

Андрей: Да, конечно была. У нас был сводный отряд, поэтому нужно было сначала всем познакомиться, обстреляться, так сказать, ещё до выезда. Осуществлялась подготовка с оружием, ну и на месте, конечно, все время проводились  занятия, боевая тревога. Предварительные учения длились около двух месяцев.
 
Скажите, с чем связаны прорывы границы и какие точки на данный момент не находятся под контролем наших солдат?

Андрей: Сейчас Краснодонский участок границы находится под контролем не украинской армии и пограничников. Важно отметить, что со стороны Краснодонского района  в нашу сторону часто ведутся и артиллерийские обстрелы, и обстрелы с установок «Град». Есть информация, что туда заходит большое количество броне- и артиллерийской техники.
 
Насколько была изменчива тактика  боевых действий террористов и с чем это связанно? 
 
Андрей: Она поменялась кардинально. Практически пропали прямые бои, прямые нападения на лагеря, пункты пропуска, теперь, в основном, осуществляются только обстрелы. С дальнего расстояния, а также  из-за граничной территории ведется артиллерийский огонь. Над нашими позициями все время летают аппараты беспилотники, которые получают определенную информацию. С другой стороны границы идет поддержка этого всего. Боевики хотят войны, они пытаются всячески её продлить, поддержать, дабы она не остановилась на этом этапе. Именно с этим связано тактическое изменение их действий. 
 
Как известно, со стороны России ведется активная воздушная разведка (с нарушением воздушного пространства Украины). Предпринимаются ли какие-то действия в связи с этим? 
 
Андрей: Да, разведка действительно постоянно проводится. С нашей стороны все время происходят попытки сбить эти неопознанные беспилотные объекты, аппараты, которые производят фото-, видео- съемки, а также инфракрасный анализ наличия наших частей. Попытки их сбить есть. Были случаи, когда эти установки сбивали и в Харьковской области или они падают сами.
 
Андрей, какое было отношение местного населения к происходящему? Как известно, многие луганчане утверждали, что обстрел происходил со стороны украинской армии.

Андрей: Вы правильно сказали в прошедшем времени, т.к. сейчас у людей кардинально поменялось мнение. Дело в том, что они своими глазами увидели, откуда идут обстрелы, особенно, это увидели те, кто живут близко к границе, им четко видны вспышки «Градов»,  пушек, минометов, которые долетали до некоторых населенных пунктов. Почему существовало такое мнение у населения? Говорят, что некоторые телеканалы других стран показывают ситуацию так, якобы обстрел происходит именно нашими вооруженными силами. 
 
По сведеньям бойцов из зоны АТО, во время проведения операции, они находились в определенном информационном вакууме. Ощутили ли Вы такое на себе?

Андрей: Да, так и было. Постоянно, в результате артиллерийских обстрелов, пропадала любая мобильная связь. В те редкие случаи, когда была возможность выйти на хоть какую-то связь, мы пытались отправить сообщения о том, всё ли в порядки, живы-здоровы ли мы, но звонить практически невозможно было, связь постоянно обрывалась.
 
Тогда каким образом Вы получали информацию? 
Андрей:  Иногда спрашивали, общались с местными жителями, особенно с теми, кто находился вблизи границы. Также узнавали определенные отрывки у тех, кто ехал в Россию или Украину. Но, безусловно, у нас присутствует своя связь с ребятами, мы узнаём как у них дела, к тому же существуют  сугубо наши, военные сводки, через которые передается официальная информация.
 
Вам вопрос, как пограничнику. Были ли какие-то затруднения с пересечением границы у мирного населения?

Андрей: В основном,  часть границы, где нет официальных пунктов пропуска, перекрывалась: это леса и поля. У нас было несколько местных пунктов пропуска, где была облегченная система переезда, для тех местных жителей, которые часто пересекают границу. Это, в основном, одни и те же люди, из одних и тех же сёл, которые находятся, как со стороны РФ, так и с нашей. Поэтому там проблем не возникало. Единственная проблема, которая  возникала на местных пунктах пропуска, связана с невозможностью провозить определенную продукцию. 
 
Существует достаточно противоречивая тема этнического состава террористов. Каким он был?

Андрей: Совершенно разнообразным. По внешности видно и азиатов, и кавказцев, и европейцев. Поэтому состав различный. Сказать, что это были люди из одной страны  тяжело.
 
Один из самых болезненных вопросов нашей армии – проблема нехватки боевой экипировке. В чем больше всего нуждались солдаты?

Андрей: Экипировки не хватает, она у нас устаревшая. Но необходимо понимать, что всё оборудование было рассчитано совсем на другое количество человек. Очень большую помощь нам оказывают местные жители, а также друзья, родственники, коллеги, и просто жители других городов, которые собирают нужные для нас вещи. Иногда, присылают что-то более комфортное, улучшенное, современное. В основном, у нас проблема с защитой. Нуждались больше всего в бронежилетах, касках. Сейчас есть такого же уровня защита, только в два раза легче. Соответственно, можно носить на себе 18 килограмм, а можно 8. Когда ты спишь, ешь, круглосуточно находясь в нем, эта разница имеет большое значение. Проблемы есть, но они постепенно решаются.
 
Солдаты, которые побывали в зоне АТО, утверждают, что очень боялись наступления ночи. У Вас тоже такое было?

Андрей: Да! Это факт. У многих с приходом сумерек наступали переживания. И, так сказать, из 37 ночей мы толком ни одной не спали. Днем старались по очереди подремать. А связано это с тем, что как только наступает ночь – начинаются сильные артиллерийские обстрелы.
 
Насколько высок боевой дух у наших солдат?
Андрей: Ну, какой может быть боевой дух у тех, кто защищает свою землю, свои семьи, детей и близких? Естественно боевой дух на высоте! Бывают случаи, когда, конечно, тяжело, страшно, когда ты понимаешь, что от тебя ничего не зависит и это не бой, это просто обстрел! И нужно прятаться и сидеть, ждать, - не будет ли прямого попадания в твой окоп. 
 
 
О Майдане и политике
 
Андрей, Вы – известный общественный и политический деятель в Харькове, который принимал активное участие в событиях на Майдане.  С чего началась и чем закончилась Ваша история Майдана? 
Андрей: Для меня, как и многих украинцев Майдан, это борьба за новое, светлое будущее для Украины, а не просто – площадь. Майдан ещё не закончился, много надо ещё изменить. Победить терраристов, перезагрузить центральную и местную власть и начать реально бороться с коррупцией, реформы и многое другое.В свое время, ещё в  университете (ХНУ им. В.Н.Каразина) я был главой студенческого самоуправления. Мне всегда хотелось принимать активное участие в жизни страны, в жизни города. И тогда я принял для себя решение, что буду и в дальнейшем этим заниматься. Но в те времена (2005-06) не было той политической силы, куда мне хотелось бы попасть, которая отвечала моим политическим виденьям. В 2008 году такая сила появилась - это партия «Единый Центр», которая мне импонировала по своей идеологии. В то время как создавалась её политическая платформа, и я начал активную деятельность, занимался организацией партийной деятельности в Харькове. Больше всего меня интересовал вопрос о европейской интеграции Украины. Тогда мы проводили различные акции, и просили рассмотреть этот вопрос в различных европейских странах. Поэтому, когда первые студенты вышли на Майдан, члены ХОО «ГРОМАДА ХАРЬКОВА» и партии «Единый Центр» присоеденились к ним, ведь мы столько лет к этому стремились.
Какими будут ваши следующие шаги в политике?
Я буду продолжать заниматься общественной и политической деятельностью. Но наверно ещё активней чем в прошлые годы, сегодня это очень важно для Харькова и страны в целом. Я как и каждый Украинский патриот – Если не я , то кто !
 
 
с Андреем общалась Миронова Александра - журналист  молодежного журнала «Palindrome».  
 
P.S. Диалог проходил в уютном заведении Антикафе "7/9", которое можно найти по адресу: Харьковская набережная 7/9
 
Публикации:
Журнал - Бизнес Тайм
              -  Авто Леди
              -  Palindrome
Газета – Час Пик
            - Харьков на Ладонях

Останні публікаціївсі

Газета "Єдиний Центр"всі

Газета "Эдиний Центр"